?

Log in

No account? Create an account

Лирический стих
fillby

Забываю.

                                                                        Ассель

 

Я тебя забываю в смятении дней

В бесприютной толпе одичалых прохожих,

Средь бетонных развязок, просторов огней

Что на степи страны твоей так непохожи

 

Забываю, клянясь: «Насовсем, навсегда»,

В тот же миг преступая ненужные клятвы,

Всё смиряясь с той мыслью, что память – беда,

С безрассудной надеждой: не вспомнить обратно…

 

Забываю, как образ, как сон, как мечту,

Словно порох вложив в холостые патроны,

Дулом выставив память на злую черту,

Беспощадным огнём выжигая нейроны...

 

Забываю так просто: пример дважды два,

И так сложно: свинтив до последний цепочки

Все причины и следствия, мысли, слова,

До дыры на бумаге, стирая все точки...

 

Забываю как время, как запах, как вкус,

Неначатое утро и брошенный вечер,

Как бесценный, но так и не поднятый груз –

В заслонившей всё тьме твои губы и плечи…

 

Забываю, давно не пытаясь понять,

Насовсем отказавшись от помощи свыше,

Оправдав свою память за то что опять,

Ты в залатанной ней всё ж не станешь мне ближе…

 

 

 

 


Альтернативные финалы
fillby

 


 

 

Декорации средневекового склепа. Рассеянный свет пробивается косыми лучами сквозь цветные витражи. Склеп обложен большим количеством цветов. В центре двое всемирно-известных молодых людей. Джульетта лежит в гробу без чувств, Ромео собирается принять яд. Он задумчиво подносит пузырёк с ядом к губам и застывает в такой позе, не решаясь произнести прощальные слова: «Пью за тебя, Любовь!» Неожиданно просыпается Джульетта, изумлённо оглядывается, кидается на шею Ромео:

– О, милый, не верю я своим глазам – ты жив, жив и рядом, какою вечностью казался без тебя мне этот сон!

Ромео целует Джульетту, отбрасывая пузырёк с ядом.

Заставка кампании. Слоган: «Всё закончилось хорошо. Мы позаботились.» Другой вариант: «Всё закончится хорошо – наслаждайтесь. Об остальном мы позаботимся.»

Финальный кадр: влюблённые мило беседуют, сидя на гробу Джульетты и болтая ногами. Джульетта:

– Прикинь, коль стану я Монтеки, как посереют предков наших лица!.. (фраза необязательна)

 

В поле стоит цыганский табор. Цыганка гадает по руке крупному мужику в одежде и со стрижкой крестьян XIX века. Мужик держит на руках маленькую собачку. Цыганка, наклонив голову и чертя ногтем по его руке:

– Ай, ромалэ, какой ты молчаливый! Женщина на тебя сейчас очень сердита, оставил ты её, ради зверя безродного оставил, ради вольной жизни оставил, дорогой!..

Собачка тявкает на цыганку.

Примечание: Му-му должна быть той породы, какую любят носить дамы в сумочках, она может быть украшена розовыми резинками, бантиками и т.д.

Заставка кампании, слоган: «Всё закончилось хорошо. Мы позаботились.»

Финальный кадр. Герасим гладит собачку и произносит:

– Ну, зверь, что делать-то с тобой будем таперича? Молчишь?..

 

 


Че
fillby
 

Юноша сидел обессиленный, вымокший от пота – холодного, липкого, беспрестанно сотрясающего градом озябшее тело. Обхватив тело руками, он дрожал и громко стучал зубами. Мальчик знал – сейчас он единственный, кому совсем нечего терять, один на всём белом свете. 
         Это было не так, но в тот момент он и в правду не мог больше ничего потерять.

Его надежда валялась рядом. Она была худой, промокшей, со сбившимся колтунами серым мехом и судорожно дышала, закатив большие бирюзовые глаза.

Его любовь была далеко отсюда, возможно где-то на другом полушарии, либо в другом, совсем уж параллельном измерении.

Только женщина в белой майке с Че взяла его за руку и повела прочь из этого дурного и странного места. У неё были большие и тёплые руки, и совсем не было голоса. Мальчик подумал об этом, потому, что она не сказала ни слова. 
          Нам же известно, что это действительно было так – она не умела, не могла говорить в слух. Говорили лишь её глаза – выцветшие, старые и печальные,  живые.

Его любовь не знала этого, и летела в порывах далёкого морского ветра, не планируя возвращаться в скором времени, а надежда тяжело поплелась следом. Мальчику было все еще так же грустно и больно, в его мыслях бились давно улетевшие в окно солдатики и последний солёный поцелуй сбежавшей подруги, удары завсегдатаев соседних дворов, картонная коробка с умершей черепахой и ярко-красный кабриолет жены капитана, на котором, увы, так и не получиться прокатиться.

Потеряно было даже это, даже этому не суждено вновь вернуться в длящееся до сих пор детство. Но мальчик улыбнулся, крепче взяв за руку престарелую женщину в потёртой нелепой майке.


Ещё сценарий ролика
fillby
 

Лобанов Виктор © 28.06.2008

Сценарий рекламного ролика лекарства от импотенции.

 

         Вариант №1

Муж и жена полусидя в постели. Горит лампа на прикроватной тумбочке. На коленях у жены журнал футбольной тематики. Муж активно жестикулирует руками.

         – Аршавин, Аршавин – это вообще русский Бэкхем – ты в последнем мачте видела, как он – по диагонали? Уйдёт из Зенита, жалко…

         – Да что твой Аршавин… Мне вот Павлюченко нравится – мальчик такой хороший…

         Голос за кадром: Футбол можно обсудить за ужином…

         Pack-shot. Слоган: Оставьте ночь для более приятных вещей.

 

          Вариант №2

         Те же герои, полусидя в постели, у жены в руках глобус. Муж тычет в этот глобус пальцем, активно доказывая:

         – А Грузия, Грузия, блин, что творит? Малого того что в НАТО хотят, так наших в Абхазии провоцируют…

         – Да, что Грузия, у нас вон, под самым боком… – женщина, всплеснув руками, показывает в другую точку глобуса… – А ещё ведь соседи…

         Голос за кадром: Геополитику можно обсудить сразу после выпуска новостей…

         Pack-shot. Слоган: Оставьте ночь для более приятных вещей.

 

         Оба ролика, в рамках серии, должны заканчиваться третьим: муж с женой обнимаются, лёжа в постели, ночник потушен, глобус и журнал валяются на полу вместе с разбросанной одеждой. Следующий кадр: кто-то из футболистов забивает гол. На кровати в одиночестве сидит человек, похожий на Михаила Саакашвили и щёлкает ночником. В кадре снова возникают обнимающиеся герои. Муж немного отстраняясь от жены, закуривает сигарету:

         – Всё. Теперь никакой политики по ночам.

         Жена, примкнув к мужу:

– И никакого футбола…

Pack-shot. Слоган: Оставьте ночь для более приятных вещей.

 

 

 

 


Cценарий рекламы
fillby
 

Сценарий рекламного ролика прохладительного напитка.

Главный герой – молодой человек с очень неудачной стрижкой, отхлёбывает рекламируемый напиток: «Ну, сейчас начнётся!..»

Стрижка действительно выглядит удручающе безобразно. Возможно, это канадка с прямой чёлкой, как у главных героев польского мультика, возможно стрижка наголо, с чубчиком, как у запорожских казаков или выходцев с любого спального района. Или это просто неравномерно постриженные волосы с проплешинами.

Он заходит в офисное здание, где работает, идёт по коридору с бутылкой рекламируемого напитка. В коридоре его останавливают, двое сослуживцев. Один из них:

– Ну и стрижка!

Другой, почти одновременно с первым:

– Ты что, не мог постричься получше?!

Далее герой попадает в кабинет босса. Босс, толстый, очень серьёзный неулыбчивый человек с красным лицом задаётся тем же вопросом, что и его подчинённые:

– Где отчёт за пятницу? И что за дурацкая стрижка?

Далее герой едет в метро всё с той же бутылкой напитка. Стоящие рядом девушки-неформалки (возможно каждая из них придерживается какого-то определённого стиля, например одна – гот или эмо, а другая – металлистка, панк, или одета как фрики):

– Фффууу, ну и клоун!..

Какой-то верзила, когда он идёт по улице:

– Эй, постригись получше, «Алёша!..»

         В конце-концов главный герой подходит к зданию парикмахерской, на встречу ему выбегает девушка в красном фартуке и обнимает его, целует и ворошит ему волосы, явно гордясь своим произведением. Герой отхлёбывает напиток и подмигивает в камеру.

         Pack-shot, слоган: «Главное то, что любишь!»

         Финальный кадр: главный герой с девушкой стоят перед зеркалом. Девушка берёт парня за уши и притягивает к зеркалу:

         – Нет, милый, ну правда здорово?!..


Сценарий клипа про любовь
fillby
 

Лобанов Виктор©2005.

 

Сценарий клипа на песню Amour группы Rammstein.

 

            Аудитория медицинского ВУЗа. Ряды исписанных парт, сиденья, уходящие круто вверх, подобно старому концертному залу. Место преподавателя – огромный, выложенный кафелем стол – ещё пусто. На выцветших, почерневших стенах с потрескавшейся штукатуркой висят два огромных портрета – Ленина и Павлова. Перед началом занятий в аудитории шумно, студенты, суетясь и толкаясь, рассаживаются по местам. Между двумя из них – парнем и девушкой происходит следующий диалог:

            – Ну, ты чего-то сегодня совсем расклеился!.. Сидел бы уж себе дома не заражал людей…

            – Куда там, Маш… По городу инфекция ходит – насморк жуткий просто. В сети пишут, это вирус любви. Кто заразился таким насморком – обязательно влюбится…

            – Да ладно, чушь какая…

            Звучат первые аккорды песни. В аудиторию входят музыканты группы, занося железные ящики из под медицинского оборудования. Из ящиков они достают музыкальные инструменты. Входит солист группы, медленно подходит к трибуне, откашлявшись, достаёт из старинного кожаного портфеля большую чёрную папку с изображением змеи и логотипом группы. Он одет в коричневый вельветовый, костюм, пошитый по моде пятидесятых годов. На нём очки в золотой оправе, на плечи небрежно накинут белый халат, из кармана пиджака немного неряшливо торчит белый платок. Тиль начинает читать лекцию, произнося первые слова песни.

            В одной из лабораторий студентка закачивает в шприц ярко синюю жидкость и вкалывает её двум крысам. Крысы начинают спариваться. Неожиданно она видит, что ею интересуются двое людей в чёрных костюмах. Студентка хватает колбу с жидкостью и в спешке пытается покинуть территорию учебного корпуса. Люди в чёрных костюмах, заметив её, начинают преследовать, расталкивая попадающихся на пути студентов.

             Профессор Тиль поёт припев, держа в руке пробирку с синей жидкостью, явно что-то объясняя студентам. Студенты слушают его со скучающими лицами. Закончив последние слова припева, Тиль снимает очки, аккуратно складывает их в футляр на трибуне, а затем выплёскивает в зал содержимое пробирки.

Студентка покидает здание корпуса и бежит дворами старых жилых домов. На её пути стоящие у подъезда муж и жена. Оба выглядят как нищие, муж сильно пьян, жена ругается с ним и бьёт руками по голове. Студентка на бегу оступается, и, не удержав равновесия, втыкает шприц в алкоголика. Он поднимает удивлённый взгляд на свою кричащую жену, и неожиданно поймав руку, нежно поправляет её поседевшие волосы. Жена смотрит на него с непониманием, пытаясь высвободить руку, но секунду спустя перестаёт прикладывать к этому усилия и застывает, также подняв взгляд на мужа.

Героиня, спасаясь от  преследователей, снова забегает на территорию медицинского городка. Она подбегает старому массивному зданию, построенному в стиле сталинского ампира, надевает халат, заходит внутрь. В последний момент преследователям удаётся её увидеть.

Помещение, в которое забежала студентка – здание морга. Преподаватель проводит занятие по вскрытию трупа. На больших, покрытых кафелем столах, лежат два трупа – мужчины и женщины.

Солист,  разметав листы с лекцией по аудитории, поёт слова второго припева. Все студенты целуются друг с другом, медленно расцветают и тянутся друг к другу ветвями находящиеся в аудитории растения, загораются массивные шторы и портреты Ленина и Павлова.

В кадре ещё раз появляются спаривающиеся крысы, затем – занимающиеся в подъезде любовью жена и муж алкоголик.

В помещение анатомического театра входят двое людей в чёрных костюмах. Один из них показывает преподавателю развёрнутую красную корочку, другой что-то говорит, обращаясь к студентам.

Героиня расталкивает студентов, подходит ближе к столам, дабы затеряться в толпе. У неё не получается – студенты, зная что она не из их группы, сторонятся её. Тогда девушка делает укол каждому из трупов. Трупы медленно начинают подниматься, в помещении начинается паника, все бегут, тесня людей в чёрных костюмах. Героиня, оказавшись прижатой к преследователям толпой, делает укол каждому из них.

Студенты и преподаватель покидают аудиторию. Люди в костюмах начинают целоваться друг с другом.

На первых словах припева умершие мужчина и женщина подходят друг к другу, берут друг друга за руки. Труп-мужчина целует женщину в щёку. Та смущённо улыбается, опустив глаза. На её бледных щеках появляется румянец. Героиня покидает помещение.

Тиль поёт вторую часть припева перед аудиторией, охваченной огнём.

Героиня идёт вдоль огромного озера, сзади виднеется табличка: «Городское водохранилище». Она выливает в воду остатки жидкости из шприца.

            Камера движется вдоль одной из центральных улиц города. Повсюду видны следы беспорядков, разбитые стены и окна, развёрнутые против движения автомобили и автобусы, перевернутые остановки. Повсюду видны следы запустения. Камера перемещается в жилой квартал, где во всех зданиях занавешены окна. По улице идут, обнявшись двое людей. У каждого сильный насморк. Музыканты покидают аудиторию, профессор выходит последним, выплеснув в камеру остатки синей жидкости.

            Последний кадр после того как закончилась музыка: спины двух трупов медленно бредущих по пустынному шоссе взявшись за руки.